Логотип Трезвое радио
Сейчас в эфире:
Статьи

Как людям навязывают табачно-алкогольную зависимость? Роль языка в деле утверждения и сохранения Трезвости

Авторы: Вуколов А.В., Распопов Р.В., Гриц М.М.


Рядом исследований доказано что на самом деле интоксиканты (табак, алкоголь, морфин и пр.) не являются сами по себе причиной табачно-алкогольной зависимости. На основании исследований ученых Г.А. Шичко и Х.О. Фекьяера были получены данные, что решающую роль в формировании зависимости имеет информация, навязанная человеку.

Но вместе с тем есть убежденные, что зависимость вызывается самим веществом (табаком, алкоголем и др. интоксикантами). Давайте в этом разберёмся.

Приносят ли удовольствие интоксиканты?


Как среди тех, кто отравляется теми или иными интоксикантами (алкоголь, табак, морфин и пр.), так и тех, кто пытается распространять идеи Трезвости, но не владеет последними наработками в этой области, распространено убеждение, что эти вещества вызывают сильную зависимость в силу своих особенных свойств. Они, якобы, вызывают удовольствие, веселят, снимают стресс, расслабляют, изменяют сознание, и т.д. Сами люди, отравляющиеся алкоголем, говорят: «Пусть проживу меньше – зато весело!» Но веселит ли этанол?

Усомниться в этом, казалось бы, очевидном факте позволяют некоторые житейские наблюдения. Да, во время праздника отравляющиеся этиловым спиртом люди действительно ведут себя так, как будто у них веселье обусловлено приёмом яда. Но если повышение настроения является проявлением биохимического воздействия этанола, значит, такое действие должно проявляться при любом его приёме, вне зависимости от ситуации. Но почему тогда если люди отравляются алкоголем на поминках, никто из них от этого не смеётся?

Ещё больше усомниться в существовании веселья под действием растворов этанола и других ядов позволяет знакомство с рядом наблюдений и научных экспериментов.

1. Опыт первый. Взрослым мужчинам вводили раствор этилового спирта внутривенно, не предупреждая о том, какое вещество введено, и просили описать свои ощущения. Все испытуемые описывали свои ощущения как неприятные (сонливость, тошнота и т. п.). В том случае, если испытуемых предупреждали о том, что введен этиловый спирт, они вели себя сообразно своим представлениям о том, как должен вести себя отравленный человек, — начинали плоско шутить, старались демонстрировать окружающим, что им очень весело.

2. Опыт второй. Взрослых здоровых мужчин попросили описать ощущения от приема алкогольных смесей в условиях, исключающих общение. Испытуемым предлагалось принять любую дозу предпочитаемой этанольной смеси в одиночестве, при этом фиксировать, на какой минуте какое ощущение появилось. Описания были примерно такие: «… появилось жжение в пищеводе и в желудке, стало подташнивать, появились позывы на рвоту… расстроилось внимание, захотелось спать…». «Испытуемыми выражалось явное недоумение – почему же в компании отравляться весело, а в одиночестве – нет?» [1]

3. По всему миру в больницах с целью обезболивания используются так называемые наркотические анальгетики (морфин, героин, стадол и др.). Например, в больницах России считается нормальным делать инъекции морфина по 4-5 раз в день пациентам после типичных операций, таких как удаление геморроидальных узлов или после других болезненных хирургических операций, но, как показывает практика, практически никто после этих инъекций не испытывает патологического влечения к этим ядам. Одна из больниц Бостона (США) в середине 20 века сообщила, что из 11882 пациентов, получавших морфин и другие опиаты, только 4 (четыре) стали зависимыми [2]. Вероятнее всего в этих четырёх случаях имел место длительный постоянный болевой синдром, вследствие чего сформировался патологический рефлекс на снижение боли опиоидами, сформировалась потребность. У остальных же пациентов после заживления болезненной раны или травмы нужда в инъекциях сильнодействующих обезболивающих отпала полностью.

4. Х. О. Фекьяером в его книге «Алкоголь и иные интоксиканты: химические или магические вещества?», приводятся следующие факты: «В течение долгого времени исследователи изучали воздействие опиатов на организм. Многие из них отметили, что "эйфория" не наблюдалась. Студенты, испытывавшие морфин в Пенсильванском университете, искренне отмечали, что не понимают, почему люди принимают этот неприятный препарат. Отдел обезболивающих средств Гарвардской медицинской школы записал реакции 386 пациентов, принимавших морфин. Только 3 сообщили о чем-то, что можно назвать "эйфорией". Эти данные привели к исследованию психологических эффектов. В первом тесте 9 человек получили морфин, героин и амфетамин. Отчеты не соответствовали учебникам. Опиаты не дали "эйфории"». «В другом исследовании 20 здоровым студентам сделали инъекции морфина, героина и плацебо (пустышки – прим. ред.). Более 90 % из них нашли, что психологические эффекты морфина и героина неприятны».

5. В России среди подростков была широко распространена токсикомания путём вдыхания паров красок и растворителей. Отравляющиеся верили, что вдыхаемые пары позволят им увидеть галлюцинации, «мультики», ощутить «кайф» и пр. Но в действительности есть большая группа людей, вынужденных ежедневно по роду профессии вдыхать пары краски в больших количествах – это маляры. При их опросах выясняется, что они не испытывают ничего похожего на галлюцинации, эйфорию, а наоборот, проявляют тревогу за своё здоровье из-за появляющихся на работе головокружения, общей слабости и других симптомов отравления.

Механизмы возникновения абсурдных ощущений


Из приведённых примеров становится ясно, что переживание удовольствия зависит не от химических свойств самих интоксикантов, а от определённых психологических эффектов восприятия и истолкования возникающих при самоотравлении ощущений, от убеждений человека, от ситуации.

Об этом говорят и открытия, сделанные советским психофизиологом Г.А. Шичко. Он экспериментально установил – в возникновении любой зависимости повинна информация, посредством которой формируется соответствующая вредная привычка, запрограммированность на самоотравление. Существует более 3 000 различных ядов, на которые у человека можно выработать устойчивую привычку отравляться ими. Роль вещества применяемого для отравления вторична, главное чтобы интоксикант не убивал человека очень быстро, т.к. очевидные быстронаступающие последствия отравления будут многих останавливать. В возникновении любой зависимости ведущую роль играет информация, внедрённая в сознание и подсознание человека, а вовсе не вещество.

В действительности алкоголь и другие интоксиканты больше имеют символическое значение в субъективно возникающих ощущениях удовольствия. Человеку свойственно испытывать радостные чувства в определённых ситуациях, которые он распознаёт вокруг себя. Например, человек заходит в гости к другу, у которого в зале стоит новогодняя ёлка и настроение у него сразу повышается. Но радость наступает вовсе не от химического состава хвои и её испарений, а от атмосферы праздника, ёлка – символ Нового года. С алкоголем тоже много символизма: алкоголь для многих – символ праздника – пришел, встретил компанию близких, ощущение торжества – настроение повышается, далее идёт общение с приятными людьми, что тоже радует, но из-за совпадения по времени с самоотравлением человек считает, что подъём его настроения происходит вовсе не от обстановки и приятной беседы, а от приёма раствора этанола.

В своём учебнике по интоксикантам Э. Вейл выразился следующим образом: «Ни одно вещество не заставляет людей автоматически "ловить кайф". Человек должен научиться истолковывать физические эффекты интоксикантов, как повод для "кайфа". Ожидания людей и общества заставляют людей связывать внутренние переживания с физическими ощущениями, вызываемыми интоксикантами. Если же эта связь отсутствует или прерывается, люди могут принимать высочайшие дозы интоксиканта без "кайфа". Они ощущают только притупление чувств».

Те, кто пробуют отравляться впервые в жизни марихуаной и иными «тяжелыми» интоксикантами, очень часто испытывают противные ощущения (головокружение, жажда, звон в голове, путаница во времени и расстоянии и т.д.), но «опытные» отравленники учат новичков тому, что к состоянию, вначале воспринимаемому как противное, надо относиться как к доставляющему удовольствие: "То же было со мной. Со временем ты будешь получать то, что надо".

Так под действием окружения в сознание человека внедряется убеждённость, что приём определённого яда должен приносить удовольствие, вводить в какое-то особенное состояние, расслаблять, «окрылять», «расширять сознание» и вера в прочий абсурд. Со временем новичок решает, что возникшие ощущения и есть «то самое особенное состояние», после чего подсознание выдаёт эмоции удовольствия, эйфории и т.д. Эмоция удовольствия при самоотравлении является плодом воображения запрограммированного сознания после истолкования возникших ощущений как «приход кайфа» и т.д., чувство удовольствия является здесь вторичным явлением. Если такой трактовки возникших ощущений не происходит, то человек не испытывает желания отравляться дальше этим интоксикантом, считает, что удовольствия в этом нет.

Таким образом, люди, занимающиеся самоотравлением, похожи на верующих различных вероучений и сект, которые верят в сверхъестественные свойства их божеств, но только самоотравляющиеся верят в наличие сверхъестественных свойств ядов. Далее, как и в вероучениях, люди начинают бесплатно передавать свою веру в сверхъестественные свойства алкоголя и иных ядов другим, затягивать всё новых людей в круг своих абсурдных убеждений.

Каким образом массовая культура способствует насаждению табачно-алкогольно-интоксикантной зависимости?

«Жизнь заставляет человека совершать
много добровольных поступков».
Ежи Лец


Прежде чем продолжить, давайте ещё раз напомним для себя, что такое культура общества и в чём она проявляется. Культура - это вся та информация, что не передаётся от человека человеку из поколения в поколение генетически. Примером для этого могут служить памятники архитектуры, профессиональные навыки, знания и т.п. Дети не рождаются с уже устоявшимися стереотипами поведения или сформированным мнением о распространённых в обществе взрослых традициях, обычаях.

“Ребёнок, пока он растёт, проходит несколько стадий развития алгоритмики своего мышления. Так, после рождения его психика во многом аналогична психике представителей животного мира — ребёнок управляется в основном инстинктивными программами разного уровня. Далее, ребёнок начинает как обезьянка копировать поведение окружающих. Причём, конечно, в первую очередь, он копирует поведение и повадки своих родителей, однако он с лёгкостью перенимает модели поведения вообще всех окружающих. Поэтому в этот период очень важно следить за тем, какой пример родители подают своим детям и как они относятся к поведению окружающих. Дети, по сути, в этот период перенимают стереотипы и программы поведения, принятые в данной социокультурной среде и, формируя образное представления об окружающем мире на их основе, входят во взрослую жизнь.”[8]

Ч. Дарвин сказал: «Обезьяна, однажды опьянев от бренди, никогда к нему больше не притронется. И в этом обезьяна значительно умнее большинства людей". И в самом деле, в природных условиях звери живут в состоянии естественной Трезвости.

Люди же, в отличие от животных, живут в обществе информационных принуждений, под влиянием которых Трезвость у них отнимается. На современного человека постоянно действует информационный террор, представляющий из себя организованные действия по созданию информационной среды, которая программирует человека, семью, общество в целом на "добровольное" отравление ядами. Цель информационного террора в формировании и закреплении в каждом человеке, в каждой семье, в обществе в целом табачно-алкогольно-интоксикантной запрограммированности (сокращенно "программы"*). Постоянно современному человеку внушается, что этанол и иные интоксиканты приносят удовольствие, помогают расслабиться, успокоиться т.д.

* Программа информационный блок, записанный на уровне сознания и подсознания, содержащий в себе набор абсурдных положительных эмоций по отношению к яду и набор ситуаций, в которых у человека срабатывает рефлекс на самоотравление.


Большую роль в программировании играет показ сцен самоотравления теми или иными ядами в фильмах, телепередачах. Часто имеет место показ эпизодов с самоотравлением крупным планом, в выигрышном свете. В таких сценах во время самоотравления показываются счастливые, радостные люди, алкоголь и табак неизменно сопровождают сцены праздников или иных радостных моментов по большинству кинофильмов.

1 иллюстрация


Сцена самоотравления алкоголем медицинского работника из сериала «Интерны».

2 иллюстрация

3 иллюстрация


Существует много программирующих звуковых произведений:
«Я пью до дна за тех кто в море!...»
(Рок группа «Машина времени»)

«Русская водка, что ты натворила,
Русская водка – ты меня сгубила.
Русская водка черный хлеб селедка
Весело веселье тяжело похмелье!»
(Цыганова Вика)

«Водочку пьём, водочку пьём
Водочкой только живём!»
(Круг Михаил)

«2000 баксов за сигарету и даже полжизни не жалко за это,
Чуть-чуть покурить и до рассвета будем летать,
чтобы снова отдать 2000 баксов!»
(Рок-группа «Диспетчера»)

«Давай вечером с тобой встретимся,
будем опиум курить-рить-рить…»
(Рок-группа «Агата Кристи»)

Юмор, шутки в духе «пить вредно, курить вредно, а умирать здоровым жалко» формируют убеждения в том, что интоксиканты приносят удовольствие. Посредством информационного террора происходит захват множества ситуаций, например, насаждается культура отравления во время свадеб, хотя издревле на Руси молодоженам строго запрещалось отравляться алкоголем, так как перед зачатием особенно опасно отравление алкоголем. Ранее в русской культуре считалось тяжким грехом принимать алкоголь на поминках, сейчас же самоотравление повсеместно внедрено в похоронные ритуалы. Учреждаются профессиональные праздники, в которые непременно вменяется отравляться алкогольным ядом и т.д.

Производятся футболки для молодёжи и прочие текстильные изделия с изображением конопли и другой программирующей информации, например шапки с цифрами «228»*, продаётся детское шампанское, жевательные резинки в виде табачных отравляющих снарядов и т.д. Существует и много других механизмов, формирующих табачно-алкогольно-интоксикантную зависимость, раскрытие всех их мы не ставим целью этой статьи.

* Статья 288 УК РФ «Незаконные приобретение, хранение, перевозка, изготовление, переработка наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов, а также незаконные приобретение, хранение, перевозка растений, содержащих наркотические средства или психотропные вещества, либо их частей, содержащих наркотические средства или психотропные вещества».

4 иллюстрация


Программирующие на самоотравление материалы. Шариковые ручки в виде шприцев.

5 иллюстрация


Программирующие на самоотравление материалы. Жевательные резинки в виде табачных изделий в соответствующей «подарочной» упаковке.

Вокруг каждого человека формируется программирующая на самоотравления информационная среда. Люди ставятся в состояние «выбора без выбора»: отравляться культурно, умеренно, или становиться алкоголиками. О существовании третьего варианта – жизни в естественном состоянии Трезвости – замалчивается. Трезвость даже высмеивается, а трезвенников стремятся представить как жадных и скаредных людей: «На халяву пьют даже трезвенники и язвенники» – из к/ф «Бриллиантовая рука».

Вследствие обилия лживой программирующей информации практически каждый человек в нашем обществе в той или иной степени имеет табачно-алкогольно-интоксикантную запрограммированность, она может быть в форме ложных убеждений о наличии удовольствия от отравлений алкоголем и иными ядами, запрограммированность может проявляться в виде веры в расслабляющие или возбуждающие свойства этих интоксикантов и т.д. Человек может длительно жить без табачно-алкогольных отравлений, но при этом иметь интоксикантную запрограммированность – это состояние носит название «воздержанник» по классификации, предложенной Г.А. Шичко. Часто такие люди пытаются вести трезвенническую пропаганду, но это получается у них неэффективно вследствие наличия в сознании остаточных фрагментов проалкогольной запрограммированности и недостатка знаний. Поэтому для качественной трезвеннической работы человеку необходимо обрести состояние сознательной Трезвости. Сознательный трезвенник – это человек, знакомый с методами программирования на отравление ядами и свободный от запрограммированности на самоотравление. Прежде чем приступать к трезвеннической работе каждому в трезвом движении необходимо полностью очистить своё сознание и подсознание от табачно-алкогольной запрограммированности, фрагментов проалкогольных убеждений и абсурдов. Нужно получить знания о механизмах программирования населения на самоотравления и способах эффективной трезвеннической работы. Этой цели отвечает прохождение курсов сознательной Трезвости на основе психолого-педагогического метода Г.А. Шичко. Курс мы считаем обязательным для всех, кто посвящает своё время делу утверждения и сохранения Трезвости.

О роли языка.


Глава содержит выдержки из Языка утверждения и сохранения Трезвости [7].

Язык — это система, которая обеспечивает общение и передачу информации между людьми и даже между поколениями, разделенными значительными промежутками времени, например, через письменность, а в настоящее время и через другие способы документирования происходящего, средства кино и другие формы технической записи.

Кроме того, язык одновременно является и средой, при помощи которой информация обрабатывается.

Понятия и определения, составляющие основу языка, являются мощнейшим аппаратом обучения людей и программирования общественного сознания. От того какими словами обозначаются те или иные явления зависит то, как будут относиться люди к обозначаемым явлениям. Это ярко демонстрируют наблюдения публикаций журналистов, описывающих военные действия на территории Юго-Востока Украины в 2014-2015 годах. Применяемые журналистами обозначения одних и тех же явлений сильно зависят от того, чьей стороне они симпатизируют. В частности, украинские журналисты, по отношению к военным Новороссии используют выражения «террористы», «сепаратисты», «боевики». Журналисты России о воюющих на стороне Новороссии пишут, называя их «ополченцами» или «повстанцами» - эти слова носят явно положительный эмоциональный оттенок в массовом сознании. Представители враждебных Новороссии властей Украины называются не иначе как «хунта», «каратели» и т.п. [9] Становится ясно, что слова и выражения подбираются с учётом особенностей восприятия для создания у аудитории желаемого отношения к происходящему.

В отношении алкогольно-табачных ядов для формирования соответствующего реальности мировоззрения особенно важно применять правильный язык.

В субкультурах, объединённых общим видом деятельности, формируется свой язык, например, язык программистов, врачей, экономистов, воровской жаргон и т.д. Существует и «язык ломехуз»*, использование которого служит программированию населения.

* Ломехуза жучок, паразитирующий в муравейниках, выделяет из особой железы брюшка отравляющую жидкость, которую муравьи слизывают, отравляются, за что кормят и содержат ломехуз. При большом количестве ломехуз муравейник может полностью погибнуть. В трезвом движении ломехузами называют организаторов массового самоотравления населения. Подробнее см. Язык утверждения и сохранения Трезвости.

6 иллюстрация

Ломехуза http://www.pravda-tv.ru/wp-content/uploads/2013/05/MISC046.jpg


Причём такие языки в той или иной мере «разлиты» в обществе. Например, язык химии в обществе «разлит» минимально. Язык математики «разлит» уже в большей степени, то есть основные его понятия и определения для решения повседневных задач использует очень большое количество людей. Например, все умеют считать. И, следовательно, пользуются языком математики, называя цифры, числа, производя над ними действия. А это и есть понятия и определения математики. Но в обществе решаются не только задачи полезные всем. Часть граждан в обществе решают свои корпоративные задачи, и тоже имеют свою «науку», «традиции» и свой понятийный аппарат. Например, одно время был в продаже «Словарь воровского языка». Эти люди также заботятся, чтобы их язык был как можно более «разлит» в обществе. Поэтому выпускаются и сборники «блатных песен», и звучат на всех волнах и в записи «блатные напевы».

К такой же «блатнине» относится и теория «культурного умеренного пития», через которую люди программируются на самоотравление тем или иным ядом (табаком, алкоголем и другими). Соответственно она «разливает» в языке свои понятия и определения. К ним относятся хотя бы такие как: «спирт — специфическое пищевое вещество», «качественные вина», «послевкусие» и т.д. Этот «язык ломехуз» программирует людей на самоотравление различными ядами.

В связи с этим разработка и освоение языка утверждения и сохранения Трезвости*, свободное владение его понятиями — необходимое условие для обретения обществом морали Трезвости* и эффективного ведения трезвеннической работы.

* Язык утверждения и сохранения Трезвости комплекс понятий, слов и выражений, способствующих утверждению и сохранению Трезвости человеком, семьей, обществом в целом. Язык утверждения и сохранения Трезвости (Язык УСТ) создан Общественным движением УСТ «Трезвый Урал» на основе разработанного русским психофизиологом Г.А. Шичко «Словаря трезвенника».

* Мораль Трезвости одна из базовых компетентностей человека. Это знания, обычаи, правила, законы писанные и неписанные, это умения, навыки и действия, позволяющие человеку, семье, обществу, народу сохранить своё естественное состояние Трезвости навсегда, а также утвердить (вернуть) Трезвость, если она утрачена.


Говоря о языке утверждения и сохранения Трезвости, нужно всегда помнить, что применяемые в языке слова, выражения, понятия и определения способствуют правильной обработке информации. Сравните. Перед вами абзац, составленный с применением «языка ломехуз», то есть слов, программирующих на самоотравление:

Женщины, оживлённо переговариваясь между собой, проворно расставляли на столе бутылки с винами высочайшего качества, а также любовно отполированные до блеска фужеры на высоких ножках, через какие-то минуты все дружно произносили тосты. Веселье началось.
А теперь вслушайтесь в это же самое, но переведённое на язык утверждения и сохранения Трезвости, то есть с применением слов, понятий и выражений, правдиво и точно описывающих происходящее:
Женщины, оживленно переговариваясь между собой, проворно расставляли на столе бутылки с ядовитыми алкогольными смесями и разведениями, содержащие яды высочайшего качества, а также тщательно отполированную до блеска ритуальную посуду для самоубийства на высоких ножках, через какие-то минуты после ряда абсурдных выступлений началось массовое ритуальное самоотравление.

Некоторые примеры.


Использование выражений типа «пить алкоголь», формулировок «алкогольные напитки» являются проявлениями программирующего на самоотравление языка ломехуз. Корнем слов «пить», «напиток» является «пит». Этот корень обозначает «получать питательные вещества», «питание», что в данном случае абсурдно — ядом возможно только отравляться — поэтому слова с корнем «пит» не должны использоваться для обозначения алкогольного яда. Когда трезвенники используют выражение «пить алкогольные напитки», они тем самым поневоле программируют население на самоотравление растворами этанола. Так видна очевидная разница при разговоре, например, если человек отвечает в ответ на предложение отравиться:

  • Спасибо, я не пью! — это ставит его изначально в проигрышное положение, обычно в ответ начинают возражать вроде:
  • Ну хоть чуть-чуть, мы же не заставляем напиваться!?
  • А за компанию, все же пьют?
  • Да разве ж можно совсем не пить, ты не заболел?!
  • Если же ответить на языке утверждения и сохранения Трезвости:
  • Я не травлюсь!» или:
  • «Я свободен от алкогольных отравлений!», то отравляющимся возразить на это, как правило, нечем.

Этанол


Как указано ранее, вредна формулировка «алкогольные напитки» ввиду того, что программирует население на самоотравление. Правильным будет называть «алкогольные смеси», «алкогольные изделия». Ещё лучше по мере возможности для обозначения растворов этилового спирта использовать слово «этанол» — дело в том, что слово «алкоголь» имеет арабское происхождение и неопределённо трактуется подсознанием людей. Слово «спирт» (от лат. spiritus — дух, дуновение, испарение) тоже не отражает наличия отравляющего воздействия этого яда. Использование слов «этанол» или «этанольные жидкости» указывает на химическую природу этого вещества, его принадлежность к «химии», нежели к продуктам питания.

Освободился

Неудачно также использование слов «бросать», «отказываться», «воздерживаться» применительно к алкогольному или табачному яду. Дело в том, что «бросить» или «отказаться» подсознательно человек может только от чего-то ценного, например: «бросил жену», «отказался от премии», «бросил работу» и т.д. В отравлениях ничего ценного нет, поэтому от них можно только «освободиться»: «освободиться от табачно-алкогольной зависимости», «освободиться от табачно-алкогольных отравлений» и т.д.

Другие понятия языка утверждения и сохранения Трезвости:
Ритуальная посуда для самоубийства — ёмкости для алкогольных смесей и разведений. В программе, заставляющей человека отравляться, это выражение маскируется словами: рюмки, фужеры, бутылки, графинчики и другими.
Табачный отравляющий снаряд — карманное устройство для холодного копчения человека изнутри. На языке ломехуз называется словами «сигарета», «папироса».
Карманный крематорий — пачка табачных отравляющих снарядов.

Программирующее воздействие слова «наркотик»


«Каждый в меру своего понимания работает на себя,
в меру непонимания на того, кто понимает больше».


Слово «накротик» сейчас очень часто употребляется, в народе говорят даже «спорт — это наркотик», потому что «затягивает», «кофе — наркотик» и т.д.

Как оказалось, чёткое определение понятия «наркотик» отсутствует и в литературе профессионалов от медицины, и в словарях:

Наркотик, наркотика, м. [от греч. narkotikos — приводящий в оцепенение, оглушающий], группа веществ, преимущественно растительного происхождения и так называемого жирного ряда; оказывают угнетающее действие на головной мозг и благодаря этому производят усыпление или обезболивание, а в небольших дозах вызывают опьянение, например, морфий, алкоголь, кокаин и т.д. Наркотики большей частью ядовиты», Большой словарь иностранных слов. — Издательство «ИДДК», 2007.

Наркотик, наркотика, муж. (от греч. narkotikos — приводящий в оцепенение, оглушающий). 1. Возбуждающее, опьяняющее ядовитое вещество, употр. в медицине с лечебной целью, как болеутоляющее или снотворное средство. 2. Человек, употребляющий наркотики (неправ. вместо наркоман)». Толковый словарь Ушакова. Д.Н. Ушаков. 1935—1940.

Всё-таки возбуждающее или угнетающее действие оказывают эти яды на головной мозг? Алкоголь, например, достоверно оказывает только угнетающее действие и множество других ядов тоже. Подъём настроения в некоторых ситуациях при приёме интоксикантов обусловлен не фармакологическим воздействием того же алкоголя, а является следствием запрограммированности человека и влиянием ситуации.

В определении толкового словаря по психологии 2013 г. становится видна нечёткость использования терминов «наркотик», неопределённость в том, какие вещества должны ими признаваться:

1. В психофармакологии — любое лекарственное средство, которое имеет как седативные (вызывающие сон), так и анальгезирующие (обезболивающие) свойства. Следовательно, этот класс ограничивается по существу опиатами и опиатоподобными средствами. 2. В некоторых (противоречащих здравому смыслу) законодательных системах — класс лекарственных средств, который включает помимо истинных наркотиков (значение 1) также марихуану и кокаин. Проблема состоит в том, что эти другие средства фармакологически не имеют отношения к наркотикам, и их применение вызывает различные типы наркотической зависимости. Поэтому термин «наркотик» сейчас в специальной литературе употребляется редко или вообще не употребляется. Хотя специфический класс рассматриваемых здесь средств (обычно обозначаемый как опиаты) выделяется» [3].

Эксперты, составлявшие Единую конвенцию ООН о наркотических средствах 1961 года вообще уходят от попыток сформулировать какое-то логическое определение и определяет термин «наркотик» буквальным перечислением веществ: Наркотическое средство — любое из веществ, включенных в списки I, II,III, IV — естественных и синтетических. [6]

Казалось бы, должны быть какие-то чёткие критерии к тому, чтобы относить то или иное вещество к «наркотикам», но таких критериев просто нет, поэтому является ли какое-то вещество «наркотиком», либо не является — в наше время решается простым большинством голосов экспертов.

В массовом сознании же у людей формируется расплывчатое мнение о том, что наркотики — это какие-то особенные вещества, которые каким-то образом способны вызывать зависимость из-за их «необыкновенных свойств», хотя на самом деле это не соответствует действительности: в возникновении той или иной зависимости повинно не вещество само по себе, а лживая информация, внедрённая в сознание*. Поэтому, если человеку говорят что тот или иной яд является «наркотиком», то тем самым уже происходит убеждение в том, что этот яд способен вызывать зависимость, приносить удовольствие, хотя на самом деле при самоотравлении может быть только расстройство определённых жизненных функций человека и отравление. Вследствие наличия убеждений и запрограммированности человек принимает ощущаемые симптомы отравления за особенное «наркотическое действие», и искажённое запрограммированностью воображение выводит на уровень сознания абсурдные эмоции удовольствия. Свободные от интоксикантной запрограммированности люди не испытывают от приёма многих интоксикантов ничего кроме, разве что, ощущений отравления и беспокойства за своё здоровье.

* Известно более 3000 ядов, на которые у человека может быть выработан устойчивый рефлекс на самоотравление. Более того, под воздействием информационного террора всё больше веществ записываются в разряд «наркотических». Например, амфетамин и первинтин ранее считались лекарственными средствами, их получали практически поголовно солдаты Вермахта: в 1940 г. было выдано около 35 млн. таблеток. Но вследствие отсутствия информационного террора после окончания войны никакой поголовной амфетаминовой зависимости в Германии не было (http://www.9thmay.ru/articles/51-drugs-in-world-war-2.html).


ЗАКЛЮЧЕНИЕ

В связи с этим для обозначения веществ, на которые у людей под действием информационного террора может быть выработана зависимость, лучше использовать такие термины как «яд», или принятое в англоязычной литературе слово «интоксикант». При употреблении этих терминов в сознании человека не происходит программирующего воздействия, а, наоборот, в сознании и подсознании формируется образ, что эти вещества вызывают отравление, интоксикацию. Это не просто правильные слова. Это слова вытесняющие ложь из сознания, возвращающие естественное природное состояние человека — Трезвость, свободу от культурной запрограммированности.

Невозможно эффективно утверждать и сохранять Трезвость, пользуясь языком, программирующим людей на самоотравление ядами (табаком, алкоголем и другими): фразы теряют свою убедительность и внутреннюю логику. Отсюда следует, что язык утверждения и сохранения Трезвости нужно применять всегда и везде, то есть в своих мыслях, в разговорах, в публикациях, в официальных документах. Свободное владение языком утверждения и сохранения Трезвости позволяет самому человеку до конца освободиться от табачно-алкогольной запрограммированности, понять теорию Трезвости и строить на этой основе эффективную общественную деятельность.

Литература.


1. Горин С. Алкогольная эйфория — миф // Трезвость и культура. — 1987. — № 10.
(http://pikabu.ru/view/gorin_s_quotalkogolnaya_yeyforiya__mifquot_889902)

2. Фекьяер Х.О. «Алкоголь и иные интоксиканты: химические или магические вещества?».

3. http://psychology_dictionary.academic.ru/4495/Наркотик

4. Углов Ф.Г. Ломехузы. — Л.: Самиздат, 1991. — 128 с.

5. Г.А. Шичко «Маленький словарь трезвенника». — Ленинград. — 1984.

6. Единая конвенция ООН о наркотических средствах 1961 года. http://www.narkotiki.ru/5_43.htm.

7. Язык утверждения и сохранения Трезвости // Здоровый образ жизни российской молодёжи : материалы Международной научно-практической конференции, посвященной 5-летию программы утверждения и сохранения Трезвости в России «Трезвость — воля народа!». — Тюмень: ТюмГНГУ, 2014. — С. 300-323 (http://trezvayatyumen.ru/yazyk-ust.html).

8. Дети в нашем обществе (Часть 1) http://inance.ru/2014/07/deti-01/

9. "Ополченцы" и "террористы": война слов продолжается" http://www.bbc.co.uk/russian/russia/2014/07/140714_russia_ukraine_rhetoric

Возврат к списку